Пьер Жаннере


Пьер Жаннере и Чандигарх


Пьер Жаннере (1896-1967), подобно Шарлотте Перьен, находился в тени Ле Корбюзье. Так все почти забыли, что он вместе с Ле Корбюзье участвовал в проектировании таких шедевров архитектуры модернизма как вилла Савой, дом Кларте в Женеве и Швейцарский павильон в Париже. Плодотворное сотрудничество закончилось с началом второй мировой войны, когда Ле Корбюзье сблизился с режимом Виши, а его кузен Пьер присоединился к Сопротивлению. Они воссоединились в 1955 году в рамках проекта по строительству нового индийского административного центра Чандигарх, и им удалось создать нечто принципиально новое. Был построен гигантский идеальный город, и если Ле Корбюзье скоро посвятил себя другим проектам, Пьер оставался там на протяжении 15 лет, доводя проект до конца. Дух модернизма сочетается здесь с простыми строительными методами, придающими всему ансамблю характерный архаический облик. Пьер Жаннере не уезжал из Чандигарха, стремясь создать законченное произведение искусства, которое охватывало бы все, начиная с меблировки и кончая крышками люков.
Ситуация приняла печальный оборот в девяностых годах, когда некоторые предметы мебели были признаны несовременными и сданы в утиль или распроданы за бесценок. Любители искусства, объединившись, покупали и реставрировали предметы мебели, которые, к сожалению, больше не занимают мест, отведенных им авторским замыслом. Но хоть они и оказались вырванными из своего великолепного контекста, так их, по крайней мере, удалось сохранить для потомков.

Характеристика мебели

В 1955 году индустриализация в Индии еще не началась, и импорт из Европы обошелся бы слишком дорого. Поэтому Пьер Жаннере адаптировал мебельное производство к традиционным местным ремеслам. Используя тиковое дерево, плетение из ротанга и кожу, он создавал современный дизайн, главным в котором было не техническое совершенство, а специфическое умонастроение. Источником вдохновения становится простота и даже архаичность, придающая мебели очаровательную непринужденность. Экспериментируя со шнурами и бамбуком, он достиг раскованности, рядом с которой европейское мебельное искусство выглядело чопорным и застывшим.

Пьер Жаннере

Подлинность

В торговле произведениями искусства происхождение помогает засвидетельствовать подлинность. В девяностых годах мебель на аукционах продавалась и покупалась почти всегда без квитанций, и теперь определить ее происхождение не всегда просто. Поэтому даже аукционные дома при проведении экспертизы опираются на известные признаки и таким образом выявляют, несмотря на индивидуальные особенности изготовления, специфический почерк автора, устанавливая подлинность. Решить, идет ли речь об оригинале, помогают сложные детали, такие как зубчатое зацепление, деревянные дюбели, ширина деревянных частей, скругления, высота сиденья, изгиб спинки, характерные надписи, сорт тика и характер старения. Обнаружить наличие неоригинальных деталей помогают снимки, сделанные до реставрации.
В то время как подлинность некоторых предметов мебели устанавливается на основании ненадежных или менее многочисленных признаков, мы, во избежание риска, работаем только с мебелью, подлинность которой подтвердит любой эксперт. Подлинность и история — важные атрибуты любой мебели. Поэтому мы специализируемся лишь на отдельных предметах из Чандигархской коллекции, и, предлагая их покупателям, не испытываем ни малейших сомнений в их происхождении.
По желанию покупателя к каждому предмету мебели прилагается экспертное заключение со списком характерных признаков, а нередко и фотографией, сделанной до реставрации.

Авторские права:
Фото 1: П. Жаннереxx
Фото 2: Суреш Шарма
Фото 3: П. Жаннере, архив

 

 

пьер жаннере и Ле Корбюзье

пьер Жаннере